Полиграф в деле о доведении до самоубийства

В мае 2011 года около 21 часов 20 минут в комнате для сушки обмундирования казармы №       ХХ войсковой части ХХХХ был обнаружен труп рядового Н., висящий в петле, изготовленной из шнурка армейского ботинка. Согласно результатам судебно-медицинской экспертизы смерть наступила при повешении.

В ходе расследования выяснились следующие факты: рядовому Н. оставалось служить в вооруженных силах РФ 29 дней; примерно за 1 час до наступления смерти рядовой Н. позвонил своему брату С. и рассказал, что младший сержант П. требует с него 1000 руб. за предоставление увольнения.

Ниже представлена выдержка из протокола очной ставки между свидетелем С. (братом потерпевшего рядового Н.) и подозреваемым младшим сержантом П.

(с сокращениями и изменениями в интересах следствия)

На вопрос, знают ли они друг друга и в каких отношениях находятся между собой, допрашиваемые лица заявили:

Ответ свидетеля С.: с гражданином П. я лично не знаком, знаю его лишь как гражданина, с которым я разговаривал по мобильному телефону ХХ мая 2011 года, неприязненных отношений между нами нет.

Ответ подозреваемого П.: с гражданином С. я лично не знаком, знаю его лишь как гражданина, с которым я разговаривал по мобильному телефону ХХ мая 2011 года, неприязненных отношений между нами нет.

Вопрос следователя свидетелю C.: поясните, какой разговор состоялся между Вами и гражданином П., когда брат передал вам трубку телефона ХХ мая 2011 года?

Ответ свидетеля C.: это было около 19 часов 34 минут. Хочу пояснить, что до разговора с гр-м П. брат мне сказал, что он с него требует 1000 рублей за предоставленное увольнение. Мой разговор с гр-м П. начался на повышенных тонах. Я его спросил, зачем он требует от моего брата 1000 рублей, эта сумма мне была известна со слов моего брата, на что гр-н П. ответил, что он должен их отдать за какой-то проступок. Я так и не понял, в чем заключался проступок моего брата. Возможно, причиной были шторы в душевую комнату, которые брат должен был привести из увольнения, предоставленного накануне, однако, которые не привез. Кроме того, брат мне перед разговором с гр-м П. говорил, что на эти шторы должны были скидываться ротой, а не он один должен был их покупать.

Вопрос следователя подозреваемому П.: Вы слышали показания Свидетеля С., они Вам понятны, Вы их подтверждаете?

Ответ Подозреваемого П.: я слышал показания гр-на С., они мне понятны, однако подтверждаю их частично. Так, с рядового Н. денежные средства за предоставленное увольнение я не требовал, так как вопрос предоставления увольнения я не решал, я лишь представлял рапорта личного состава вышестоящему командованию. Разговор с гр-м С. начался на повышенных тонах, гр-н С. спросил меня, зачем я требую с его брата рядового Н. деньги. На что я ответил, что деньги с его брата я не требую, он лишь обещал привести из увольнения деньги в сумме 250 рублей на шторы для душевой комнаты. Действительно, на шторы должны были сбрасываться всем личным составом, однако, поскольку денег ни у кого не было, я попросил рядового Н. привести из увольнения деньги в размере 250 рублей, либо сами шторы. Позже в ходе разговора со стороны гр-на С. прозвучала сумма 1000 рублей, но когда именно и в связи с чем, я не помню.

Производство судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа было поручено сотрудникам центра «ДетектИнфо» г. Саратов

 

На разрешение эксперта поставлены вопросы:

1. Выявляются ли в ходе исследования с использованием полиграфа гр-на П., 19ХХ г.р., психофизиологические реакции, свидетельствующие о том, что он располагает информацией, указывающей на то, что в процессе служебных отношений  он предъявлял рядовому Н., 19ХХ г.р. имущественные претензии, сопровождаемые жестоким обращением (побои и/или другие действия), угрожал применением в отношении рядового Н. насилия, распространением позорящих сведений, либо путем высказывания угроз иного характера, а также систематически унижал его человеческое достоинство с целью получения от рядового Н. принадлежащего ему имущества (телефон, денежные средства, шторы или что-то  иное)?

2. Выявляются ли в ходе исследования с использованием полиграфа гр-на П. психофизиологические реакции, свидетельствующие о том, что он был свидетелем применения насилия в отношении рядового Н.?

 

Экспертные выводы:

1. В ходе исследования с использованием полиграфа гр-на П., 19ХХ г.р., выявлены психофизиологические реакции, свидетельствующие о том, что он располагает информацией, указывающей на то, что в процессе служебных отношений лично П., предъявлял рядовому Н., 19ХХ г.р. имущественные претензии, сопровождаемые жестоким обращением (побои), угрозами применения насилия, распространением позорящих сведений, а также систематически унижал его человеческое достоинство с целью получения от него одной тысячи рублей, занавесок или иного имущества, денежное выражение которого эквивалентно указанной сумме.

2. В ходе исследования с использованием полиграфа гр-на П. выявлены психофизиологические реакции не исключающие, что он был свидетелем применения насилия в отношении рядового Н, со стороны других военнослужащих, однако, информированность подэкспертного в отношении конкретных лиц не установлена.

 

По результатам экспертизы был осуществлен допрос эксперта по вопросам, возникшим у следствия в процессе ее оценки. Заключение судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа приобщено к материалам уголовного дела.

Центр «ДетектИнфо», г. Саратов

Саратовэкспертизаполиграф 

15.11.2011, 2594 просмотра.

Библиотека

Далее
Интересное из нашей практики