Казусы полиграфологии в аспекте психопатологии

Библиотека Статьи

Противопоказания для реализации психофизиоло­гического исследования с применением полиграфа (детектора лжи) сейчас известны даже дилетанту.

В этот перечень включены не только соматические заболевания, но и психические расстройства.

При этом никто и никогда не задается мыслью по поводу здоровья лица, инициирующего данное исследование.

Очевидно, когда речь идет о проведении судебных экспертиз или исследований по назначению органов дознания, следствия, суда и т.д., речь идет об инициаторе, наделенном определенными полномочиями и поэтому априори дееспособном, гарантией чему является проведенный профессиональный отбор при поступлении на службу.

Однако на практике мы сталкиваемся с ситуациями, когда одно физическое лицо инициирует исследование в отношении другого физического лица или даже группы лиц. В этом случае специалист ограничен в возможности получения информации как об испытуемом, давшем добровольное согласие на исследование, так и об инициаторе исследования.

В контексте рассматриваемой ситуации следует подчеркнуть, что она затрагивает договорные отношения между инициатором исследования и полиграфологом (или организацией, которую он представляет), соответственно «исполнителем» и «заказчиком». Ситуация не отличается большим полиморфизмом выносимых на исследование вопросов, как правило, они связаны с различными конфликтными ситуациями, обусловленными разными причинами, проистекающими в малых социальных группах. Гендерные проблемы, как правило, сводятся к установлению «измен» (супружеской неверности).

На этапе заключения договора на оказание услуги (исследования с применением полиграфа) при осуществлении юридической экспертизы практически всегда при вдумчивом подходе возникает несколько вопросов. Юрисконсульт начинает «сеять» сомнения, объясняя их тем, что он не понимает как одно физическое лицо может инициировать проверку с использованием полиграфа в отношении другого физического лица, но это только часть проблемы, причем наименьшая.

После выполнения работы, заказчику необходимо представить письменное заключение с ответами на поставленные вопросы, которые могут совпасть с его мнением по рассматриваемой проблеме либо нет.

Обостряя ситуацию, представим, что исследование проводилось по вопросу супружеской измены и специалист в категоричной форме подтвердил, что таковая имела место. Безусловно, в заключении все будет изложено по действующим канонам, эзоповым языком, сказано о том, что выявлены психофизиологические реакции, указывающие на то, что испытуемый владеет информацией, свидетельствующей о том… и т.д., но заказчик сделает для себя однозначный вывод «его обманул близкий человек».

Кто в данной ситуации может с уверенностью предсказать последующие действия «потерпевшего»? Практически никто, никогда и ни в какой ситуации (см. для примера понятие «патологический аффект» со всеми вытекающими негативными последствиями).

В отношении структурно-личностных особенностей как испытуемого, так и инициатора исследования полиграфолог пребывает в полном неведении, ну за редким исключением, что обусловлено владением не только глубокими теоретическими знаниями по проблеме личности, но и практическими навыками сбора и обработки информации, а это все  - ой как непросто… Отсутствие объективных данных о личности приводит полиграфолога, в лучшем случае, к решению этой задачи на основе малого симптомокомплекса, т.е. интуитивно, что увеличивает вероятность ошибочности проведенной диагностики. В худшем случае он даже не пытается определить особенности личности (не научили, не умеет, считает, что это излишне и т.д.).

Теперь перейдем от констатации проблем к реальным жизненным ситуациям, в качестве примера рассмотрим случай из практики.

В Центр «Детектинфо» обратился молодой человек по вопросу разрешения сомнений в плане взаимоотношений со своей невестой. При этом было заявлено, что она, отрицая какие-либо сексуальные контакты помимо близкого ей человека (он же инициатор проверки), готова подписать любой документ, подтверждающий ее добровольное согласие на исследование с использованием полиграфа по этому вопросу.

Выяснение деталей взаимоотношений с невестой, которые могли бы послужить отправной точкой в данном исследовании, получено не было. На конкретные вопросы со стороны инициатора полиграфолог получал резонерствующие ответы. В процессе собеседования инициатору проверки было предложено разрешить комплекс актуальных для него вопросов на основе оформления адвокатского запроса. На что был получен положительный ответ, более того инициатор заявил, что его отец известный в регионе адвокат и он сможет представить его интересы. В связи с этим было предложено провести встречу с адвокатом, который как предполагалось, будет готовить запрос.

В течение нескольких дней состоялось несколько телефонных разговоров с заказчиком, из которых стало ясно, что адвокатский запрос в Центр не поступит, одновременно инициатор настаивал на проведении проверки и предлагал различные варианты взаимоотношений, упорно избегая инициирования проверки на основе схемы взаимоотношений, предложенной юристами Центра.

Последнее очное собеседование с инициатором проходила с элементами клинической беседы, что позволило установить ряд моментов, объясняющих истинные мотивы проверки. Они заключались в следующем, инициатор в течение ряда лет страдает шизофрений, периодически стационируется и получает лечение. С учетом того, что его психическое состояние в последнее время дестабилизировалось на фоне еще сохраняющейся критики он пытался разрешить проблему самостоятельно, не обращаясь к врачу-психиатру, логика была такова: если при психофизиологическом исследовании с применением полиграфа будут зафиксированы реакции, указывающие на физическую измену испытуемой и его подозрения подтвердятся, то инициатор проверки сделает для себя однозначный вывод о том, что признаков обострения шизофрении нет и его самочувствие обусловлено не прогрессированием болезни, а лежит в плоскости банальной проблемы межличностного общения.

Клиника шизофрении характеризуется разнообразием форм и типов течения, которые в совокупности с другими причинами обуславливают тип ремиссии заболевания. В приведенном примере сохранность лица инициирующего исследование (наличие социальных связей, собственный бизнес-проект, попытки критично оценивать свое состояние) свидетельствовали о наличии достаточно глубокой ремиссии.

Однако межличностная проблема, вполне могла отражать обострение заболевания и бредовую симптоматику, что требовало обследования и развернутой клинической оценки ситуации. Именно в этом специалисты Центра «Детектинфо» убедили инициатора, предложив вернуться к этой проблеме после консультации врача-психиатра, с чем инициатор согласился.

Таким образом, проблема была разрешена…, но «осадочек остался…», что потребовало  переосмысления ситуации, хотя до этого случая правовая сторона взаимоотношений в рассматриваемом контексте неоднократно анализировалась юристами Центра «Детектинфо».

Следствием этого стала выработка схемы, которую вряд ли можно назвать идеальной, но вполне приемлемой с точки зрения исключения негативных последствий при взаимодействии с физическими лицами по проблеме оценки достоверности сообщаемой информации.

Если исходить из того, что полиграфология — это не способ улучшения материального положения специалиста, а разновидность альтруизма, то в подобных ситуациях мы всегда предлагаем инициировать исследование через оформление адвокатского запроса, после чего материалы предоставляются не первичному инициатору, а адвокату в соответствии с его запросом, который в свою очередь дает правовую оценку полученным результатам, разъясняет инициатору все спорные моменты и осуществляет при необходимости консультирование, предлагая правовое разрешение конфликта.

Такой превентивный подход позволяет сохранять прозрачность взаимоотношений между заказчиком и исполнителем, одновременно сводит к минимуму возможность совершения общественно опасных действий.

Автор: Л.Н. Иванов, г. Саратов

адвокатский запросисследованиеДетектинфоСаратов 

20.03.2012, 2277 просмотров.

Библиотека

Далее
Интересное из нашей практики