Использование полиграфа при проведении служебных проверок в ОВД

Библиотека Статьи

Одним из малоизученных аспектов проведения СПФИ в ОВД является проблема тактики его производства применительно к ситуации служебной проверки, в особенности при чрезвычайных происшествиях.

Понятие служебной проверки. Служебная проверка является одним из административно-правовых средств противодействия нарушениям служебной дисциплины и иным факторам, создающим угрозу собственной безопасности (1) органов внутренних дел в целом и составляющих их подразделений, в частности учебным заведениям МВД. Она проводится для установления обстоятельств, причин и условий нарушения служебной дисциплины, совершённого сотрудником, или чрезвычайного происшествия. Как отмечает Е. А. Никоноров, фактическим «основанием для назначения служебной проверки являются совершение дисциплинарного правонарушения либо деяния, повлёкшего материальный ущерб, а также наступление событий и происшествий, требующих юридической оценки» (2).

Проведение служебной проверки, как правило, поручается сотруднику или комиссии сотрудников подразделения внутренних дел. При необходимости в состав комиссии по согласованию с начальником органа или учебного заведения внутренних дел включаются сотрудники в качестве экспертов или для выполнения в пределах их компетенции разовых поручений в рамках проверки. В ходе служебной проверки осуществляются гласный сбор и документальное оформление сведений, относящихся к правонарушению. Одним из основных источников получения сведений о произошедшем являются объяснения, которые могут быть получены в устной и письменной форме от сотрудников и иных граждан по поводу обстоятельств произошедшего (3).

По сути, служебная проверка – это расследование, проводимое в соответствующей форме и при помощи специфических методов и средств. Применительно к ситуации служебных проверок, связанных с исследованием событий и сопряженных с ними действий (бездействия), послуживших причиной указанной проверки, необходимо установить:

– событие (время, место, способ и другие обстоятельства совершения интересующих действий);

– причастность испытуемого к указанным действиям, степень его участия, форму, а также мотив;

– обстоятельства, характеризующие личность сотрудника, в отношении которого проводится проверка;

– характер и размер вреда, причиненный лицом, в отношении которого проводится проверка, его действиями либо бездействием;

– обстоятельства, исключающие трактовку действий, в отношении которых инициирована проверка, в качестве правонарушения;

– обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

– обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от ответственности и наказания;

– обстоятельства, способствовавшие совершению исследуемых событий.

Как и при любом ином расследовании в ходе служебной проверки возникают трудности, связанные с оценкой достоверности объяснений и сведений, полученных из иных источников.

Правовые основы. Применение полиграфа при проведении служебных проверок в системе МВД России имеет ту же правовую основу, что и при кадровом отборе. К сожалению, в содержании указанных выше нормативно-правовых актов имеется лишь указание на общую стратегию применения полиграфа в кадровой работе и отсутствуют конкретные положения, касающиеся определения оснований, цели и задач привлечения специалиста-полиграфолога к проведению служебной проверки, не определён круг лиц, могущих выступать в качестве специалистов, не установлены принципы взаимодействия специалиста-полиграфолога с руководителем комиссии по служебной проверке и её членами, не определены правила оценки и значение результатов СПФИ при разрешении дела о служебной проверке и т. д.

Такое положение дел, несомненно, создаёт дополнительные трудности на пути использования СПФИ при проведении служебной проверки и вообще в кадровой работе. Во-первых, для многих руководителей и иных заинтересованных лиц не устранёнными остаются сомнения по поводу допустимости привлечения специалиста для проведения СПФИ. В результате вопрос о применении полиграфа начинает носить не правовой, а эмоциональный характер. Руководители заинтересованных подразделений и служб выражают различное отношение к допустимости и необходимости проведения СПФИ в конкретном случае, решение о привлечении специалиста «вязнет» в общих рассуждениях. Это, в свою очередь, приводит к потере времени, распространению информации о произошедшем и в целом к дополнительным трудностям при проведении СПФИ. Во-вторых, отсутствие нормативно установленных правил проведения СПФИ существенно усложняет организационно-тактическую сторону проведения подобных исследований в ситуации, когда решение об исследовании всё же будет принято, так как не определены основные элементы его содержания и значения исследования для служебного разбирательства.

Сказанное лишний раз подтверждает необходимость разработки и принятия ведомственного приказа МВД России, который регламентировал бы вопросы проведения СПФИ в кадровой работе ОВД. В его отсутствие применение СПФИ в рассматриваемом аспекте кадровой работы не может носить повсеместного и систематического характера, а будет ограничиваться рамками личной инициативы конкретных руководителей подразделений ОВД. Хотя необходимость принятия подобного акта осознаётся уже давно (4), он до настоящего времени ещё не принят. Для России, где проблема полиграфа всегда оценивалась остро и неоднозначно, где существует множество различных научных школ, а соответственно и мнений о необходимости и возможности решения данной проблемы, вопрос о характере и способе правового регулирования применения полиграфа является принципиальным.

Содержание нормативного акта, регламентирующего применение полиграфа в кадровой работе ОВД, должно учитывать тот опыт проведения СПФИ, который накоплен на сегодняшний день, несмотря на существующие трудности.

Фактические основания применения полиграфа. Необходимость проведения служебных проверок в ОВД возникает достаточно часто. Она может быть вызвана нарушением служебной дисциплины при несении службы либо в связи с совершением административных или иных правонарушений. Конечно, далеко не всякое служебное разбирательство требует привлечения полиграфолога и проведения исследования. Подобное решение в любом случае должно приниматься с учётом целого ряда обстоятельств, основным из которых, на наш взгляд, следует считать общественную и служебную опасность проступка, послужившего поводом для проведения проверки. Как свидетельствует практика, привлечение полиграфолога, как правило, имеет место, когда деяние сотрудника на момент начала проверки несёт в себе признаки административного правонарушения или уголовного преступления. Так, нередко СПФИ осуществляется в связи с разбирательствами по фактам взяточничества, превышения должностных полномочий, хищений, побоев, причинения телесных повреждений, участия в распространении и (или) употреблении наркотических веществ и т. д.

При этом проведение СПФИ обычно диктуется не только опасностью совершённого деяния, но и особенностями складывающейся информационной ситуации в ходе проверки. Обращение к полиграфологу происходит в условиях скудности либо противоречивости сведений, собранных по делу, особенно, в ситуации, когда основным источником их получения выступают объяснения сотрудников. Здесь особенно остро встаёт проблема объективизации полученных объяснений.

Общие вопросы организации СПФИ при служебных проверках. Все устанавливаемые обстоятельства не могут быть оценены с использованием полиграфа. Напомним, независимо от формы проведения, любое СПФИ имеет ряд ограничений, в частности, связанных с продолжительностью подобных исследований (не более 2–3 часов), что делает невозможной физически проверку всех нюансов, содержащихся в объяснениях субъекта. Поэтому перед специалистом должны ставиться вопросы, касающиеся только важнейших, ключевых аспектов объяснений проверяемого лица.

Это предполагает наличие у лиц, инициирующих проведение СПФИ в ходе служебной проверки (как правило, в их качестве выступают представители отдела кадров, подразделений собственной безопасности (5)), хотя бы элементарных знаний о возможностях, особенностях организации и проведения СПФИ. В противном случае СПФИ не достигает своих целей. Нужно отчётливо осознавать, что любая проверка на полиграфе, связанная с расследованием (в данном случае – в форме служебной проверки), не является полностью автономным действием, а выступает результатом совместных усилий как минимум двух сторон – её инициатора и полиграфолога. От того, насколько согласованными будут эти действия, насколько тактически и методически грамотно они будут реализованы, зависит конечный успех СПФИ. Спешка и невнимание к деталям при подготовке и проведении исследования снижают эффективность проверки либо вовсе лишают её перспектив в достижении положительного результата. Полагаем, что для сотрудников подразделений, обычно участвующих в проведении служебных проверок, должны быть подготовлены методические рекомендации, разъясняющие порядок использования возможностей СПФИ.

В предмет проверки на полиграфе могут быть включены объяснения любых участников служебной проверки. Однако чаще всего необходимость проведения ПФИ возникает по отношению к лицу, совершившему проступок. При этом ключевым является вопрос о добровольности или обязательности участия лица в исследовании. До последнего времени доминировало мнение об исключительной добровольности данной процедуры во всех случаях. Так, Н. И. Мягких при перечислении основных требований к проведению СПФИ в кадровой работе указывает на необходимость проведения исследования «только при получении добровольного письменного согласия испытуемого» (6). Это мнение согласуется с существующими нормами, по которым дача объяснений при служебной проверке является правом, а не обязанностью лица.

Однако всё более выраженной и обоснованной становится другая позиция, по которой при проведении служебных проверок и осуществлении других направлений кадровой работы участие в случае необходимости в СПФИ должно быть обязательным (7). Справедливо отмечается, что к лицам, являющимся государственными служащими, тем более сотрудниками правоохранительных органов, могут и должны предъявляться более высокие требования по сравнению с обычными людьми, особенно, если речь идёт об их служебной деятельности. В связи с чем целесообразно законодательно закрепить норму о том, что сотрудники МВД РФ обязаны содействовать проводимым служебным разбирательствам, в частности обязаны давать объяснения и при необходимости участвовать в СПФИ. Именно таких мер следует ожидать в процессе воплощения Концепции обеспечения собственной безопасности органов внутренних дел Российской Федерации и Федеральной миграционной службы, к реализации которой приступает МВД РФ.

Тем не менее в настоящее время при проведении СПФИ в отношении сотрудников ОВД в обязательном порядке производится получение добровольного согласия. При этом предложение проверяемому лицу о прохождении проверки в устной форме, как правило, исходит от руководителя комиссии по служебной проверке. Непосредственно перед процедурой СПФИ в ходе предтестовой беседы специалист оформляет добровольное согласие в письменной форме.

Важным является вопрос о выборе специалиста, которому может быть поручено проведение исследования. Как известно, в настоящее время в ОВД штатные специалисты-полиграфологи имеются в оперативных подразделениях, в основном подразделениях ОСТМ, выполняя в соответствии с Приказом МВД РФ № 437 от 28 декабря 1994 г. задачи, связанные с профилактикой, раскрытием и расследованием преступлений. Кроме того, штатные специалисты-полиграфологи работают в центрах психологической диагностики МВД, ГУВД, УВД субъектов РФ и иных подразделениях психологической службы ОВД, выполняя проверки с использованием полиграфа преимущественно в интересах кадрового отбора. Возможности указанных аппаратов и должны использоваться при необходимости проведения СПФИ в отношении сотрудника ОВД при осуществлении служебной проверки, хотя это и может быть сопряжено с некоторыми организационными трудностями.

Не исключена возможность привлечения к служебной проверке в качестве специалистов-полиграфологов сотрудников и иных подразделений, если таковые имеются. Принципиальным условием при этом, конечно, остаётся наличие соответствующего уровня подготовки для работы с полиграфными устройствами и соблюдение всех основных требований, связанных с получением, использованием и хранением информации в процессе служебной проверки.

Наиболее эффективным является участие специалиста-полиграфолога на ранних этапах выяснения обстоятельств события, представляющего интерес для инициатора проверки. При этом до проведения СПФИ инициатор проверки должен ознакомить специалиста-полиграфолога с основными данными, характеризующими произошедшее событие. Эти данные кладутся в основу программы исследования. Полезно ознакомить специалиста с полученными письменными объяснениями проверяемого лица, а иногда и иных лиц, поскольку это позволяет специалисту сравнивать содержание письменных объяснений с объяснениями лица, которые он даёт в ходе предтестовой беседы, что в ряде случаев позволяет диагностировать речевые признаки лжи ещё до проведения собственно тестирования.

В ситуации, когда все сотрудники информированы о произошедшем, например, после служебной проверки, проводимой традиционными методами, заслуживает внимания опыт легендированных проверок на основе легенды, обосновывающей проверку на полиграфе событиями, якобы не связанными с истинной причиной проверки. Тем самым удается маскировать истинную причину СПФИ, снять излишнее напряжение и вывести из подозрения непричастных лиц. Так, С. И. Оглоблин, А. Ю. Молчанов приводят пример легендированной проверки по поводу хищения значительной суммы денежных средств под прикрытием плановой проверки на лояльность (8).

Важным в тактическом плане является момент вызова проверяемого лица для прохождения СПФИ. Дело в том, что проверяемые лица нередко осуществляют специальную подготовку к тестированию, направленную на оказание противодействия. Для предупреждения последнего помимо реализации общих мер диагностики противодействия (9) целесообразно производить вызов испытуемого для прохождения СПФИ неожиданно.

Неожиданный вызов сотрудника на исследование с использованим полиграфа не представляет серьёзных сложностей. Для этого по поручению руководства производится неожиданный вызов и препровождение сотрудника к месту проведения СПФИ. Данная рекомендация нацелена на недопущение приёма испытуемым каких-либо психоактивных веществ до начала исследования, которые могли бы затруднить его проведение. Следует учитывать, что сотрудники нередко хорошо знакомы со многими аспектами проведения СПФИ, в том числе и с методами противодействия им. Полиграф постепенно становится частью обычной следственно-криминалистической практики, литература по полиграфу широко представлена в специализированных магазинах и в сети Internet.

Учитывая высокую вероятность попыток противодействия, необходимо обеспечить нахождение рядом с местом проведения СПФИ другого сотрудника, который мог бы контролировать поведение и действия проверяемого лица во время перерывов в исследовании. Имели место случаи, когда испытуемые под предлогом желания «покурить» во время перерывов принимали психоактивные вещества, что существенно снижало качество фиксируемых реакций.

Особенности проведения СПФИ в ситуации повышенной сложности. Наиболее сложными являются чрезвычайные происшествия, сопряженные с большим количеством подозреваемых лиц. Предположим, что произошла утрата оружия в помещении ОВД и имеется более 20 человек потенциально причастных к этому событию, при этом место нахождения пропавшего предмета неизвестно.

В данном случае алгоритм действий должен носить характер мгновенного реагирования. Прежде всего необходима организация охраны места происшествия и исключение контактов всех подозреваемых между собой, а также предупреждение внешних контактов. Для этого осуществляется локализация всех подозреваемых. После чего в императивной форме дается установка на соблюдение тишины, предлагается отключить все мобильные телефоны и передать их на временное хранение руководителю, осуществляющему реализацию начального этапа, после чего целесообразно провести рассосредоточение подозреваемых.

В случае затруднений с размещением подозреваемых их целесообразно группировать, размещая из расчета не более чем 5 человек на одно помещение и одно лицо, осуществляющее контроль. При этом исключаются все возможные контакты подозреваемых лиц между собой.

После этого предлагается каждому из подозреваемых изложить в письменной форме ход событий и свое участие в них, ограничивая действия по показателям времени и пространства. Анализ письменного изложения событий позволяет сформировать последовательность привлечения подозреваемых к СПФИ с использованием полиграфа. Лица, которым известно что-либо о происшествии, дифференцируются по уровню владения информацией.

Основная задача организатора начального этапа проверки – добиться максимального сохранения частных признаков, при этом нельзя раскрывать, что пропало, особенности того, что пропало, время пропажи и т. д. Такой подход позволит при проведении СПФИ реализовать программу исследования на основе применения теста на знания виновного известного решения (известного только ограниченному кругу лиц, включая специалиста-полиграфолога).

Одновременно необходимо вести работу по установлению лиц, которых по тем или иным причинам не удалось локализовать, и они покинули помещение до того как был установлен факт пропажи с последующим решением вопроса о целесообразности проведения в отношении этих лиц СПФИ.

В первую очередь осуществляется СПФИ в отношении лица, причастность которого к событиям наименее вероятна. В отношении лиц, осведомленных о деталях произошедшего, СПФИ с использованием полиграфа проводится в последнюю очередь. Следует подчеркнуть, что выводы в отношении этих лиц наиболее часто на практике носят вероятный характер.

Возможен и другой ход событий, он связан с выделением подозреваемых иными способами с последующей их проверкой на основе применения полиграфа. Однако следует подчеркнуть, что если в этом случае будет допущена ошибка (круг подозреваемых лиц не будет отражать реальную причастность к исследуемым событиям), то последующее расширение круга подозреваемых значительно затруднит работу специалиста-полиграфолога и снизит её эффективность.

Определение места нахождения утраченного предмета на основе метода СПФИ возможно после установления лиц, непосредственно участвовавших в этих действиях. При этом используются как традиционные подходы, связанные с применением полиграфа в лабораторных условиях, так и включающие применение моноканальных устройств, позволяющих осуществлять регистрацию психофизиологических реакций носителя значимой информации непосредственно при исследовании места происшествия, на значительных по площади пространствах.

СПФИ при исследовании помещений, зданий, сооружений, участков местности в реальных условиях на основе сближения процедуры СПФИ с полевым экспериментом, а не в лаборатории, как это предусмотрено рамками традиционных подходов с использованием полиграфа, способствует возникновению более отчетливых реакций.

Новые направления СПФИ. Реализация отмеченного подхода возможна на основе специализированных приборных комплексов, в частности «Поиск-3» НПО «Русичи» (г. Москва). Имеется положительный опыт применения с указанной целью приборного комплекса «Видеоокулограф», разработчик ООО «ВОЛГАМЕТ-ЭКСПО» (г. Саратов). Этот приборный комплекс создан на основе IBM PC совместимого компьютера типа Notebook RAM от 128 Mб, HDD от 40 Гб, включает программное обеспечение и систему съема информации (трекинг-система глаза), основным элементом которой является видеокамера с инфракрасной подсветкой.

Программа рассчитана на регистрацию и обработку нескольких параметров, включающих изменение диаметра зрачка, амплитуды движения зрачка (определение преимущественного угла отклонения зрачка) и ряда других показателей в ответ на стимулирующее воздействие тестовых вопросов.

Данный приборный комплекс способен отчетливо фиксировать психофизиологические реакции различной степени выраженности на основе бесконтактного способа. Интенсивность получаемых психофизиологических реакций позволяет дифференцировать реакции на вопросы использованных тестов и таким образом отличать реакции на вопросы, значимые для испытуемого, от вопросов, таковыми не являющимися.

Принципиальным отличием применения поискового устройства, функционирующего на основе регистрации психофизиологических реакций, является наличие этапа предварительного составления схемы перемещения испытуемого на основе плана какого-либо помещения или местности (рис. 1), т.е. пространства, включающего места (сектора), потенциально пригодные для сокрытия искомого объекта.

Движение испытуемого связано с перемещением от одного сектора к другому. При этом разбивка по секторам отражает минимальное количество предметов, теоретически пригодных для сокрытия объекта.

Испытуемый предварительно знакомится с планом и маршрутом своего движения, затем под руководством специалиста проходит весь маршрут с остановками в нужных секторах, выслушивает вопрос и озвучивает ответ. После фиксации психофизиологической реакций перемещается в следующий сектор.

Рис. 1. Один из вариантов прохождения теста с разбивкой на сектора (стрелками указаны направления взгляда испытуемого, номерами обозначена последовательность прохождения секторов)

Рис. 1. Один из вариантов прохождения теста с разбивкой на сектора (стрелками указаны направления взгляда испытуемого, номерами обозначена последовательность прохождения секторов).

Следует учитывать, что если территория поиска представлена значительными площадями или большим количеством помещений, схема исследования должна отражать график движения с фиксацией психофизиологических реакций на отдельные сектора, включающие участки местности и целые помещения. После чего возможна детализация проблемы по описанному выше варианту.

К достоинствам данного приборного комплекса можно отнести сочетание высокой чувствительности и устойчивость к помехам, возникающим во время движения. Так, очки и контактные линзы с корригирующей оптикой не являются препятствием для проведения исследования, хотя их наличие может создавать некоторые помехи, которые компенсируются на основе программного обеспечения.

Реализация результатов СПФИ в зависимости от договорённости с руководителем комиссии по служебной проверке может осуществляться специалистом немедленно, в процессе послетестовой беседы либо в дальнейшем сотрудниками, проводящими проверку. Второй вариант представляется более целесообразным, поскольку позволяет более полно использовать тактический потенциал, который несёт в себе акт ознакомления с результатами СПФИ. Как показывает опыт почти во всех случаях вслед за ознакомлением испытуемого с результатами ПФИ следовало получение от него достоверных объяснений по делу служебной проверки. В любом случае по результатам ПФИ составляется справка, в которой отражаются ответы на поставленные вопросы.

В случае, если отражённые в справке результаты ПФИ вместе с другими материалами служебной проверки подтверждают причастность лица к совершению преступления, они могут быть переданы правоохранительным органам.

По завершении служебной проверки её материалы формируются в дело, в которое наряду с другими документами (копией приказа о проведении проверки; объяснениями сотрудников органов внутренних дел и иных лиц; служебной характеристикой сотрудника, в отношении которого проводилась проверка, и т. д.) помещается и справка специалиста-полиграфолога. Хранение указанных документов осуществляется в установленном порядке.

 

Авторы: Семенов В. В., Иванов Л. Н., г. Саратов

 

Сноски:

1. Под собственной безопасностью понимается состояние защищённости органов внутренних дел, позволяющее им нормально существовать и функционировать в условиях неблагоприятных внешних и внутренних факторов, направленных на дезорганизацию их деятельности (см.: Тимофеев Ю. А. Организационно-правовые основы деятельности подразделений собственной безопасности органов внутренних дел: автореф. дис. … канд., юрид., наук. М., 2002. С. 9.

2. См.: Никоноров Е. А. Институт служебной проверки в административном праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 11.

3. См.: Кошелев И. Н. Служебная проверка как средство противодействия коррупции и обеспечения собственной безопасности органов внутренних дел Российской Федерации // Следователь. 2008. № 1. С. 18–22.

4. См.: Зубрилова И. С., Скрыпников А. И. Использование полиграфа при решении кадровых вопросов // Вестник МВД России. 1999. № 5. С. 84–85.

5. Подробнее об этом см.: Шурыгин П. А., Московкин А. Е. Участие подразделений собственной безопасности в совершенствовании кадрового обеспечения органов внутренних дел // Вестник МВД России. 2006. № 5. С. 56–61.

6. См.: Мягких Н. И. Правовые и методические аспекты использования полиграфных устройств в кадровой работе // Вестник МВД России. 2004. № 4. С. 27.

7. См.: Холодный Ю. Правовые аспекты применения полиграфа при работе с кадрами // Политика. 2005. № 7. С. 9–10.

8. См.: Оглоблин С. И., Молчанов А. Ю. Указ. соч. С. 268–270.

9. См.: Зубрилова И. С., Епишкин А. К. Диагностика противодействия опросам, проводимым с помощью полиграфа // Вестник МВД РФ. 2004. № 1. С. 27–32.

исследованиеполиграфпроверкарасследованиеСаратов 

19.03.2012, 11915 просмотров.

Библиотека

Далее
Интересное из нашей практики